Звука Бесконечность — Света Вечность

С удовольствием представляю вам человека, посвятившего свою жизнь изучению мифов, сказок, присказок, поговорок и обычаев русского народа — в общем, того, что называется совсем нерусским словом «фольклор».

 

Агранович Софья Залмановна

 

Софья Залмановна Агранович — филолог, литературовед, фольклорист, профессор кафедры русской и зарубежной литературы Самарского университета.

 

 

Видео лекций для психологов                                         Книги Софьи Залмановны Агранович

 

Софья Агранович: человек и миф.

Трудно представить, что видео полуторачасовых лекций по фольклору могут заинтересовать широкую публику, тем не менее, выступления самарского филолога Софьи Залмановны Агранович облетели рунет и сделали ее еще более знаменитой, чем она была при жизни.

Воспоминания Ксении Аитовой, ученицы Софьи Агранович:

«Я не гений», — говорила она про себя. — «Вот Рымарь — гений. А я только пересказываю то, что написали другие». Какая Софья Залмановна Агранович без самоиронии! Но для нас она была больше, чем гением — человеком, который знает, как устроен мир.

Ее лекции по истории и теории фольклора первому курсу всегда ставили на 1 сентября. Наверное, чтобы сразу потрясти вчерашних самарских школьниц и показать «филфак лицом». У нас здесь, мол, не просто горы книжек и унылое сидение в библиотеке.

Впрочем, школьницы, по крайней мере, те, что шли на филфак не от безысходности, к первому сентября, как правило, бывали наслышаны. Кажется, про Агранович мне впервые рассказал классе в девятом старший товарищ Макс Киселев. Или раньше была заметка Кати Спиваковской в одной из самарских газет? Нет, конечно, заметку я читала потому, что уже знала фамилию «Агранович».

Вот здесь на первой лекции (слушайте, какие же все-таки молодцы психологи, что все это записали!) Софья Залмановна рассказывает полную, неадаптированную версию «Курочки Рябы». У нас тоже рассказывала, и тоже на первой. И у наших предшественников, и еще раньше — наверное, все 30 лет, что работала в университете. А еще о том, что Золушка боится полуночи, потому что превратится обратно в мертвую. И про Красную шапочку, которую съела бабушка, а вовсе не волк, и про Гамлета, английскую версию нашего Иванушки Дурачка, который всех перехитрил — но это уже позже.

Ее лекции буквально взрывали мозг филфаковских «новобранцев». Ломали шаблон. Кажется, во времена нашей учебы все эти выражения еще не вошли в употребление, иначе обязательно оказались бы в лексиконе Софьи Залмановны. За словом в карман она не лезла — говорила на цветастом, неакадемическом языке, на нем же пересказывала сказки и мифы. «Это когда Гаврюша сказал Маше, что она будет матерью-одиночкой» (про Благовещение), «Я тетка старая, перчу уж вот как есть» — это все здесь, на первой видеозаписи. «Мировая тетка» — называют ее в интернете те, кто никогда не учился в Самарском госуниверситете. Ей бы понравилось.

Сказать, что Агранович была колоритной — значит мало, что сказать. Первое, что узнавали от аспирантов поступившие в универ в начале 2000-х — что «не застали настоящей Агранович».

Агранович Софья Залмановна 1

Она курила в аудитории. Неслыханная дерзость для академического университета, туалет в котором увешан запретами. И еще — палка. У Агранович болели ноги, но трость выполняла и много дополнительных функций. Например, служила наглядным пособием: положенная на стол, обозначала водораздел между миром мертвых и живых. Иногда ею даже грозили расшумевшимся задним рядам, но жест был скорее ритуальным. При всей страстности натуры, что распространялось и на науку («симулякр, не бодриярь» — любимое выражение Агранович в адрес любой «зауми») женщиной она была добродушной, общительной и разговорчивой (даже книжки не могла писать одна, все семь — в соавторстве с коллегами).

Я смотрю запись лекции и слышу постоянный смех. Было ли у нас так же? Наверняка. И это не только школьное «подхихикивание» на пикантных местах и острых выражениях. Хотя Агранович, конечно, была блестящим рассказчиком — умела подвести к теме, заинтриговать. Иногда, впрочем, ее обещания «об этом когда-нибудь рассказать» так ничем и не увенчивались. Лекции ее строились несколько хаотично (что тоже было отдельной темой для самоиронии и самокритики), но ничего при этом не теряли. Смех в аудитории был смехом открытия и узнавания. Вскоре мы прочитаем «Исторические корни волшебной сказки» Проппа, Панченко, Бахтина и многих других исследований истоков литературы. А пока это настоящее открытие — что на культуру можно смотреть вот так, через мифологическое сознание.

Агранович Софья Залмановна 2

Источник фото: медиа-проект «Самарские судьбы»

Сводки биографии говорят, что Агранович была крупнейшим в городе специалистом по фольклору, мифологии и мифопоэтике. Студентами мы об этом не думали. Она сама была так пропитана этими «историческими корнями» и размышлениями о влиянии архаического сознания на современность, что стала для нас почти фольклорным персонажем. Приземистая, резвая, несмотря на клюку, с неизменной сигаретой и хрипловатым голосом, любительница анекдотов («это такая редкость — смешной анекдот без мата!»), яркая, грубоватая и безмерно обаятельная,

Софья Залмановна, или Софа, как называли ее коллеги, знала самое главное. На лекциях по фольклору она рассказывала нам, как устроен мир. Кажется, именно это знание давало ей ту свободу, за которой тоже тянулись студенты.

Вот такой запомнилась Софья Залмановна ученикам.

Агранович Софья Залмановна 3

А вот несколько строк из биографии:

Родилась в 1944 году в городе Куйбышеве (ныне Самара) в семье рабочих. Окончила Куйбышевский педагогический институт. Работала пионервожатой в школе (1961—1962), была научным сотрудником Куйбышевского литературного музея (1966—1968), преподавателем в профтехучилище (1968—1975), читала лекции в других вузах и школах (по программе предвузовской подготовки). По приглашению Льва Адольфовича Финка пришла работать в Куйбышевский государственный университет, где проработала 30 лет и стала крупнейшим в городе специалистом по фольклору, мифологии, мифопоэтике.

Софья Залмановна разработала авторский курс «История и теория фольклора», вела студенческий спецсеминар, изучающий связи фольклора и литературы, отражение в современном художественном сознании древних мифологических представлений. В том же направлении развивалась и её собственная научная деятельность: вместе со своими коллегами Л. П. Рассовской, А. И. Петрушкиным, И. В. Саморуковой, Е. Е. Стефанским, С. В. Березиным создала семь научных монографий.

Основное направление научной деятельности С. З. Агранович: исследование того, как архаические структуры языка и мышления представлены в литературе, как они задействованы в формировании смысла литературного произведения. Была продуктивно развита бахтинская традиция рассмотрения явления культуры в «большом времени».

Награждена медалью «Ветеран труда».

Софья Залмановна получила не только признание коллег и научного сообщества, но огромную любовь своих студентов, и даже сама в какой-то степени стала персонажем студенческого фольклора.

Памяти Софьи Залмановны Агранович был посвящён междисциплинарный научный семинар «Миф как объект и/или инструмент интерпретации гуманитарных наук», проведённый 26 сентября 2009 года на кафедре русской и зарубежной литературы СамГУ.

Библиография

В совместной монографии «Миф, фольклор, история в трагедии „Борис Годунов“ и в прозе А. С. Пушкина» (1992) С. З. Агранович и Людмила Петровна Рассовская исследовали характер историзма и фольклорные основы трагедии «Борис Годунов», романа «Капитанская дочка», повести «Пиковая дама» А. С. Пушкина, а также драматической трилогии А. К. Толстого.
Авторы показывали также связь пушкинской трагедии с традициями Еврипида и Шекспира. Произведения Пушкина рассматривались в широком контексте истории человечества.

В работах Агранович, выполненных в соавторстве с Ириной Владимировной Саморуковой, изучался архаический генезис различных жанровых моделей, а также двойничества, понимаемого как модель осмысления человека и мира, имеющая национально-историческую специфику.

Агранович тяготела к междисциплинарным исследованиям. Так, С. З. Агранович и Евгений Евгеньевич Стефанский развивали особую область гуманитарного знания — мифолингвистику, посвящённую тому, как язык воспроизводит и транслирует культурные концепты. В книге «Миф в слове: продолжение жизни. Очерки по мифолингвистике» исследуется генезис ряда славянских концептов (в частности, стыд и срам, печаль, лютость, место) с точки зрения мифа и ритуала. Для доказательства авторы привлекали широкий спектр фактов языка, фольклора, литературы и искусства.

Последняя книга, над которой работала Агранович (в соавторстве с психологом Сергеем Викторовичем Березиным), называется «Homo amphibolos: Археология сознания». Исследуя генетическую природу психологических феноменов человеческого сознания и кардинальных категорий культуры, авторы выстроили принципиально новую гипотезу, объясняющую происхождение человека и архаические истоки его сознания, возникновение символического языка. Особое внимание было уделено природе смеха. По мысли исследователей, смех стал психическим «механизмом», давшим человеку возможность парадоксально-неожиданного и экономно-лаконичного выхода из постоянно возникавших двусмысленных ситуаций, ситуаций так называемого «двойного послания». Мозг человека обрёл уникальное качество, которое выделило его из остальной живой природы, позволило развить перспективные аналитические способности и подготовиться к новым «вызовам» окружающего мира.

Софья Залмановна Агранович привила нам отвращение к официозу и пошлости, благодаря ей — мы смотрим на многие вещи с иронией, что позволяет не падать духом в трудных жизненных ситуациях.

— Александр Брод, член Общественной палаты РФ

Умерла Софья Залмановна 18 июля 2005 года.

Сегодня – годовщина памяти. И эта память – самая светлая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Поделиться
Присоединиться
Присоединяйтесь к каналу
Подписаться

Введите свой е-мэйл

Присоединиться к еще 113 подписчикам

Консультация по Skype
Луна
Фазы Луны на RedDay.ru (Пермь)