Звука Бесконечность — Света Вечность

 О массовой культуре, образовании и традиционных ценностях — директор Центра мир-системных исследований, экономист Фёдор Смирнов.

И сотворили школу

Фёдор, каковы основные проблемы и угрозы современности?

Для большинства людей наиболее чувствителен финансово-экономический кризис. Я полагаю, что кризис, который начался в 2008 году, не прекращался. С 2008-го по середину 2009-го года просто была острая фаза, однако затем кризис не испарился, он продолжился.

Помимо финансового существует еще геополитический кризис. В 2011-2012 гг. была «арабская весна», военные столкновения — Сирия, Иран, Ливия. Сейчас эта цепочка кризисных явлений перекинулась на Украину и к границам Российской Федерации.

Кроме того, мы имеем информационный кризис. У нас есть данные по количеству ежегодно производимой информации: в 2012-2013 годы информации было создано во много раз больше, чем содержится во всех книгах, написанных за всю историю человечества. И информацию сейчас может давать кто угодно благодаря распространению СМИ.

Причём интересно то, как меняется структура информации. Если посмотреть на репертуар канала BBC и других главных западных каналов, то вы увидите, что там всё больше муссируется информация, связанная с происшествиями. Сознание людей, которые включены в это информационное поле, тоже меняется в негативную сторону, люди начинают всего бояться.

Наши филологи провели исследование английского языка и пришли к выводу, что его семантика меняется, появляется всё больше слов, связанных с кризисом, с войной. Такое изменение семантики языка говорит о том, что организм не здоров, о том, что негативные процессы будут усиливаться.

И здесь мы подходим к ещё одному кризису — морально-этическому. Он тесно связан с либерализмом, причём не с экономическим либерализмом, который лежит в основе финансово-экономического кризиса, а с либерализмом как с максимальной свободой, вседозволенностью, когда человек отрывается от ориентиров. И мы можем это видеть во многих областях жизни. Например, голливудские фильмы, связанные с убийством, насилием — это индикаторы кризисных процессов, которые сейчас происходят.

Почему вы видите негатив только на Западе? В Голливуде снимается много фильмов, в которых пропагандируются семейные и религиозные ценности, самопожертвование и т.д. При этом в российских фильмах мы чаще видим так называемую чернуху в духе 90-х годов, и тезисы типа «человек человеку волк».

Да, конечно, в России очень много таких тенденций, и в кино, и особенно в средствах массовой информации. Примерно 90% таких разрушительных вещей. Но дело в том, что на наше массовое искусство и информационные потоки очень большое влияние оказывает Запад. Глобализация переносит нездоровые тенденции, которые есть на Западе, на весь мир, и они приживаются в том числе у нас.

В Голливуде действительно снимаются разные фильмы. Однако значительная часть фильмов для массового зрителя не стесняется показывать грехи в натуралистичном виде, например, убийство. Такой страшный процесс там показывают как что-то обыденное, это переходит в компьютерные игры, то есть происходит такая аллегоризация страшного смертного греха.

Есть такая технология как «Окна Овертона». Даётся какой-то грех, сначала общество кривится, но постепенно происходит привыкание. Потом это окно расширяется, грех становится более сильным и общество подсаживается на этот наркотик. Люди постепенно привыкают к этим остреньким вещам и им хочется всё большего и большего. Как говорил Ницше, если долго смотреть в пропасть, то сам станешь этой пропастью. В результате так или иначе происходит размывание традиционных ценностей.

Кроме того, хочу обратить внимание на следующий момент. Например, Гарри Поттер – с одной стороны, это прорыв в английской литературе, по тиражу он сейчас занимает второе место в мире после Библии. Как в книге, так и в фильме показана битва добра со злом, и добро побеждает. Однако если посмотреть в детальной разбивке, то мы увидим, что зло там демонстрируется больше, чем добро. Создаётся ощущение, что автору нравится показывать, как происходит зло, и зритель, воспринимая это произведение, тоже начинает ассоциировать себя со злом. Получается, что цель благая, но результат может быть негативным.

То есть чтобы создавать «правильное» искусство и «правильную» информацию, нужно показывать больше положительных вещей и меньше негативных?

Да, дело в том, что существуют законы подражания, о которых написал книгу Габриэль Тард (выдающийся французский социолог и криминолог). Исследователи проводили МРТ головного мозга и исследовали как влияет на него реклама и другие сюжеты. Как учёные, так и философы пришли к выводу, что человек копирует крайне много. Если ему показывают картинку, которая ему нравится, он начинает многие вещи проецировать на себя. То есть если человек постоянно наблюдает насилия и убийства, оформленные в красивой картинке, он начинает впитывать это и может начать подражать такому поведению в той или иной форме.

Но при этом не стоит впадать в другую крайность и надевать розовые очки, потому что люди тогда вообще не узнают, что такое зло. Нужно соблюдать баланс.

Вы сказали, что мы перенимаем негативные вещи с Запада. При этом в США есть жёсткое регулирование, в том числе и своего рода цензура. У нас всё более расслабленно, и мы поглощаем негатив большими порциями. Может проблема не в Западе, а в том, что мы не можем ограждать себя от негатива и распространять разумное, доброе, вечное?

Очень хороший вопрос, действительно, у нас сильнО подражание Западу, и мы во многих вещах не знаем меры. Есть и другая крайность. Часть экспертов говорит, что Запад — это плохо, давайте полностью изолируемся и будем сидеть в окопе. И что мы получим? Получим самый настоящий окоп. Разумно было бы просто стараться брать с Запада самое лучшее. Это и есть нормальный консерватизм. Некоторые люди считают, что консерватизм – это когда люди сидят на своих устоях и ничего не хотят менять. Но это ошибочное представление. Консерваторы – это те, кто берёт самое лучшее из своей истории и стараются применить это на практике.

То есть вы не считаете, что Запад или какая-то мировая закулиса специально нам показывает негативное искусство, чтобы нас растлевать?

Это очень интересный вопрос. С одной стороны, кажется, что мировая закулиса дёргает за ниточки, и этому иногда даже находятся подтверждения. Например, Швейцарский технологический институт провёл исследование, они взяли все компании мира и посчитали кому сколько активов принадлежит. Вычленили 800 крупных компаний, которым принадлежит 80% всех активов в мире. А потом вычленили ещё более узкое ядро, и там оказалось порядка 150 компаний, которым принадлежит около половины всех мировых активов. Среди этих компаний доминируют крупнейшие банки, которые входят в число акционеров ФРС (Федеральная резервная система).

Поэтому многим кажется, что всем управляет группа семей, возможно это и так. Но с другой стороны, мировые процессы определяются самим мышлением людей. А мышление у нас западное. Режиссёры и другие создатели массового искусства имеют западное мышление, и они так или иначе навязывают его нам, это неизбежно.

Возможно, людям стоит сознательно ограничивать себя от массового искусства и СМИ для того, чтобы не подвергаться этому негативному воздействию?

Это не выход из ситуации, чем больше человек будет себя ограничивать от этих «остреньких» вещей, тем больше ему будет этого хотеться. Ограничения как правило имеют обратный эффект. Нужно не ограничивать себя, а стремиться получать удовольствие от других вещей, например, от красот природы, которой мы не замечаем, живя в мегаполисе. От высокого искусства. Как в фильме «Всегда говори да» нужно просто сказать жизни, что ты живёшь. Если ты хотел съездить в горы, не надо откладывать, не надо считать себя заложником какой-то безвыходной ситуации, надо просто ехать. Чем больше человек будет стремиться к свету, тем меньше будет потребность в тьме, то есть в чём-то ненужном.

Есть ли элемент зомбирования или одурачивания в современном образовании? Многие эксперты утверждают, что современная система образования нацелена на то, чтобы делать из людей дураков, не умеющих мыслить, рабов, обслуживающий персонал и т.д.

Сказать, что элемент одурачивания в образовании есть, было бы справедливо. И даже Сергей Капица говорил, что из нас делают дураков. Он говорил это применительно к телевидению, но это взаимосвязанные вещи.

Например, в США есть несколько уровней образования: высший уровень — для элит, которые будут управлять процессами, средний уровень и низкий уровень. В элитных вузах США учат мыслить. Остальные люди могут выйти на этот уровень, только если им повезёт.

Советское образование тоже учило людей мыслить. Сейчас в России этому не учат. У нас много учебных заведений, которые существуют на 95% для зарабатывания денег. Это происходит просто потому, что образование стало бизнесом. Кроме того, с 90-х годов идёт сознательное одурачивание людей, поскольку элитам действительно не нужны думающие люди, им нужен обслуживающий персонал.

Проблема также заключается в том, что у нас многими процессами руководят люди со своими представлениями об образовании, которые считают, что нам нужна Болонская система. Но нельзя просто механически перекладывать западные принципы в образовании, экономике и других сферах на нас. Нам нужна гибридная модель: брать всё лучшее, что есть на Западе и соединять это с нашей, советской моделью.

Однако радует то, что в системе образования есть умные люди, которые пытаются восстановить его. Этот процесс уже идёт, но, к сожалению, это нельзя сделать за 5 и даже за 10 лет.

То есть мы рано или поздно всё-таки перейдем к более разумной системе образования, несмотря на всесильный Болонский процесс?

Действительно, курс чётко взят на Болонскую систему. Но, несмотря на это, у нас будет происходить постепенное возрождение, потому что есть люди, которые хотят изменить этот подход, и их усилия приносят всё больше результатов. Наша система образования будет улучшаться и мы, как мне кажется, придем к гибридной форме. Например, даже систему ЕГЭ сейчас пытаются реформировать, и рано или поздно она придёт в порядок. То есть и здесь мы найдём свой особый путь, о котором многие говорят.

Найдём ли мы особый путь к выходу из кризиса, к возрождению экономики, науки? Оптимисты видят признаки того, что этот путь наметился в последнее время.

Здесь скорее можно говорить не о признаках, а об ощущениях. Есть ощущение, что должны произойти изменения. Эти изменения будут растянуты во времени. Та же Кремниевая долина создавалась очень долго, нельзя просто построить Сколково и сразу получить науку.

И в этой сфере тоже можно что-то взять с Запада. У них большое количество мозговых центров и они интегрированы во власть, и получается такая смычка: научное сообщество — бизнес-сообщество — власть и мозговые центры, которые служат связующим звеном. А у нас этих мозговых центров очень мало, и качество аналитики, которое они выдают, невысокое. Нам надо развивать эти связи и тогда интеллектуальный потенциал будет перетекать во власть.

У нас есть государственный реестр научных открытий и, согласно этому реестру, в России очень много технологических принципов, больше 10-15. Это высокие технологии, которые могли бы стать локомотивом роста экономики. Для более или менее устойчивого развития достаточно 2-3 технологий, а у нас их гораздо больше.

Есть такая группа технологий: нано-био-инфо-когно-технологии. Это технологии шестой волны, волны технологического уклада.

На Западе такие технологии будут постепенно внедрять в жизнь. Они соединяют четыре технологии и в перспективе получат очень сильный технологический прорыв. Мы должны активно изучать и внедрять в жизнь процессы, которые происходят в западных странах. Без развития новых технологий нельзя быть независимыми и противостоять кризисам.

Если кризисы всё-таки накроют нас, как научиться выживать? Какие качества важны для выживания в кризисе — сила, ловкость, высокий IQ?

IQ – это показатель скорости выполнения задач. Скорость – это хорошо, но важно ещё и содержание. Нужен высокий профессионализм – как в работе, так и за её пределами. Для этого нужно не только читать умные книги, но стараться применять все органы чувств, стараться делать что-то руками, рисовать, писать стихи и т.д.

Кроме того, важно умение различать где хорошо, где плохо, где добро, где зло, нужно иметь чувство справедливости.

Иначе мы можем окружить себя нечестными, несправедливыми людьми, что нам самим выйдет боком. Кроме того, важно любить – семью, близких людей, Родину. Потому что если есть любовь, значит есть ради чего выживать. Профессионализм – это инструмент для выживания, а любовь – это мотивация, которая поможет выжить.

 

Текст: Николай Кочелягин, Юлия Ипатова

источник

3 комментария: Сейчас в России не учат мыслить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Поделиться
Присоединиться
Присоединяйтесь к каналу
Подписаться

Введите свой е-мэйл

Присоединиться к еще 114 подписчикам

Консультация по Skype
Луна
Фазы Луны на RedDay.ru (Пермь)