Звука Бесконечность — Света Вечность

любовь

Страсть и страх

Когда я смотрю на тела своих пациентов, то в тех напряжениях, которые их сковывают и ограничивают, вижу владеющую ими боль. Их сжатые губы, выпяченные подбородки, вздыбленные плечи, одеревеневшие шеи, раздутые грудные клетки, втянутые животы, неподвижные тазы, грузные ноги и узкие стопы являются верными признаками страха перед капитуляцией и болезненного, безрадостного бытия.

В нашей сверхактивной культуре стресс, связанный с воспитанием ребенка, может оказаться всесокрушающим, особенно для тех родителей, кто и без того испытывает чрезмерный стресс из-за своих собственных эмоциональных и супружеских конфликтов. Но у кого их нет? И тем не менее, хотя стресс, особенно если он достаточно силен и воздействует непрерывно, и может довести человека до нервного срыва, напрямую подобное развитие событий почти никогда не угрожает родителям. Причина заключается в том, что у родителя всегда имеется та или иная возможность дать выход своему стрессу. У ребенка такая возможность отсутствует.

 

Читать далее

 •

Предательство любви

 


Поскольку уйти от собственного прошлого невозможно, то все усилия добиться этого заведомо обречены на провал и в результате человек остается наедине с теми же самыми чувствами беспомощности и отчаяния, которые были его уделом в детские годы в бытность несчастливым ребёнком.

Я попросту не верю, что человек может полностью капитулировать перед любовью, если он не умеет признать и выразить свою ненависть. Последняя становится злой силой только в том случае, если она отрицается или проецируется на невинное лицо.

 

Читать далее

Психотерапия детских травм

 

Способность терять над собой контроль в подходящее время и в подходящем месте есть признак зрелости и должного владения собой.

Если самым главным в жизни является выживание, то человек никоим образом не открыт удовольствиям. Если кто-то находится во всеоружии для отражения возможной атаки, то он, конечно же, не может быть открытым для любви.

 

Читать далее

Радость.

Естественное Я покоится глубоко внутри нашего тела, погребенное под многочисленными слоями напряжения, которые служат представлениями наших подавленных чувств.

Чтобы добраться до этого глубинного Я, пациент должен совершить путешествие назад, в отдаленное прошлое, во времена своего самого раннего детства. Это путешествие неизбежно порождает боль, поскольку пробуждает неприятные и пугающие воспоминания и вызывает на поверхность многочисленные болезненные чувства. Но по мере снятия напряжения и облегчения задавленности чувств тело, медленно и постепенно становится полностью живым.

Хроническое напряжение, или ригидность, мышц в различных частях тела образует настоящую тюрьму, которая препятствует личности в свободном изъявлении своего духа.

Такого рода напряжение можно обнаружить в челюстях, в шее, в плечах, в груди, в верхней и нижней частях спины, в ногах.

Читать далее

(Глава 10 из книги «Мудрость психики: глубинная психология после наук о мозге»)
Джинетт Парис

 

Опубликовано в: G. Paris «Wisdom of the Psyche: Depth psychology after neuroscience», London: Routledge, 2007

 

Об авторе: юнгианский психолог, преподает архетипическую и глубинную психологию в Санта Барбаре, Калифорния, руководитель Фонда Мифологических исследований.
Автор книг «Языческие медитации» и «Языческая красота»

 

 

Философ Блез Паскаль утверждал, что «правосудие без принуждения бесполезно».

Подобно этому, милосердие матери без строгости отца не имеет силы. Экологи знакомы с этой проблемой: тактика политиков по нейтрализации их деятельности заключается в том, чтобы сделать сентиментальными их выступления на тему Матери Природы и провести законы для ее защиты, но оставить эти законы без зубов (без санкций). Неважно, как относятся к экологии заинтересованные лица, какие цели преследует их деятельность: если законы по защите окружающей среды не имеют силы, то «правосудие без принуждения бесполезно». Мать, которая умоляет своего мужа прекратить насилие над детьми, но не желает разводиться, добросердечный школьный учитель, который каждый день рассуждает о мире во всем мире, но не способен контролировать хулигана в классе, политик, который борется за справедливость, но не имеет реальной силы в партии – все их благие намерения ничего не стоят. И снова Паскаль: «Все, кто неспособен отстоять то, что правильно, перестают верить силе».

 

Предыдущая глава отразила потребность в милосердии, мягкости и здоровом коллективном архетипе Матери. Архетип Отца, однако, настолько же важен, потому что он олицетворяет волю к победе. Улучшение качества жизни для всех, избавление мира от стресса и насилия может быть достигнуто только в том случае, если мы пересмотрим оба архетипа и способы их взаимодействия. Строгий Отец, сдерживаемый любящей Матерью, был и до сих пор остается воспринимаемым буквально сторонниками традиционных взглядов; их рассуждения внушают мысль, что все должно быть прекрасно в Царстве Божием, если отцы будут выполнять роль патриархального авторитета, а матери – заниматься воспитанием.

Консерваторы переводят архетипическую потребность в социобиологическую сферу. Разделение ролей могло работать в прошлом, но явно неэффективно сейчас, потому что прежний миф о семье умирает, умирает, уже умер. Тоска о прошлом всегда является дорогостоящим психологическим заблуждением.

 

Читать далее

(Глава 9 из книги «Мудрость психики: глубинная психология после наук о мозге»)

Джинетт Парис

Опубликовано в: G. Paris «Wisdom of the Psyche: Depth psychology after neuroscience», London: Routledge, 2007

 

Об авторе: юнгианский психолог, преподает архетипическую и глубинную психологию в Санта Барбаре, Калифорния, руководитель Фонда Мифологических исследований.
Автор книг «Языческие медитации» и «Языческая красота»

 


Целое поколение терапевтов использовали модель роста ребенка как путеводитель по эволюции личности.

Описание «личностного роста» дополняет эту модель развития. Идея того, что мы «растем», как растет ребенок (или как развивается экономика), пришла на замену представления о накоплении опыта и поиске гармонии, продолжающемся всю жизнь Подходы, основанные на мономифе о внутреннем ребенке, позволили ранам, потребностям, уязвимости внутреннего ребенка породить тираническую божественность, точное повторение репрессивного монотеизма. «Бог-отец», ревнивое и всемогущее патриархальное божество, был заменен на «Бога-сына», такого же притягательного и всемогущего. Целое поколение молодых людей не могло повзрослеть. Они были заключены в пространстве между Детством и Зрелостью.

Последствия их неудачи трагичны как для них самих, так и для всего общества. Такое количество инфантильных взрослых людей беспрецедентно и в то же время типично для развитых обществ. Хорошие дети, умные, образованные, компетентные во многих областях, просто не выйдут из подросткового возраста. Эта проблема исследовалась с точки зрения социологии, антропологии, психологии и экономики. Основной вывод заключается в том, что это побочный продукт небывалого богатства развитых стран. Кроме того, проблема взросления существует не только у современных подростков: она является всеобщей и относится также и к взрослым людям.

Психология развития, помещая ребенка в центр наших представлений о душе, начинает с основной идеи, что наш несчастный внутренний ребенок требует внимания; в противном случае, он не повзрослеет.

 

Читать далее

МУЗЫКА И МОЗГ

Норман Уэйнбергер
________________________________________

В чем секрет завораживающей власти музыки?

Музыка окружает нас повсюду. При звуках мощного оркестрового крещендо на глаза наворачиваются слезы и по спине бегут мурашки. Музыкальное сопровождение усиливает художественную выразительность фильмов и спектаклей. Рок-музыканты заставляют нас вскакивать на ноги и танцевать, а родители убаюкивают малышей тихими колыбельными песнями.

Любовь к музыке имеет глубокие корни: люди сочиняют и слушают ее с тех пор, как зародилась культура. Более 30 тыс. лет назад наши предки уже играли на каменных флейтах и костяных арфах. Похоже, это увлечение имеет врожденную природу. Младенцы поворачиваются к источнику приятных звуков (консонансов) и отворачиваются от неприятных (диссонансов) . А когда мы испытываем благоговейный трепет при финальных звуках симфонии, в головном мозге активизируются те же центры удовольствия, что и во время вкусной трапезы, занятий сексом или приема наркотиков.

Почему же музыка столь значима для человека и имеет над ним такую власть? Окончательных ответов у нейробиологов пока нет. Однако в последние годы начали появляться некоторые данные о том, где и каким образом происходит переработка музыкальной информации. Изучение пациентов с черепно-мозговыми травмами и исследование здоровых людей современными методами нейровизуализации привели ученых к неожиданному выводу: в головном мозге человека нет специализированного центра музыки. В ее переработке участвуют многочисленные области, рассредоточенные по всему мозгу, в том числе и те, что обычно задействованы в других формах познавательной деятельности. Размеры активных зон варьируют в зависимости от индивидуального опыта и музыкальной подготовки человека. Наше ухо располагает наименьшим количеством сенсорных клеток по сравнению с другими органами чувств: во внутреннем ухе находится всего 3,5 тыс. волосковых клеток, а в глазу — 100 млн. фоторецепторов. Но наши психические реакции на музыку отличаются невероятной пластичностью, т.к. даже кратковременное обучение способно изменить характер переработки мозгом «музыкальных входов».

 

Читать далее

Поделиться
Присоединиться
Присоединяйтесь к каналу
Подписаться

Введите свой е-мэйл

Присоединиться к еще 120 подписчикам

Консультация по Skype
Луна
Фазы Луны на RedDay.ru (Пермь)